среда, 13 августа 2014 г.

Интервью с Альбертом Пьюном



Изначально интервью было напечатано в испанском журнале La Cosa Cine Fantastico №113 в июле 2005 года. Англоязычная версия, с которой делался перевод, в своё время была опубликована на их старом сайте.


Я слышал, что вы начинали работать с Акирой Куросавой? Как это случилось, и какие у вас остались впечатления от работы с ним?

Когда мне было 18 лет, меня пригласил в Японию великий японский актер Тосиро Мифуне. В то время Мифуне с Куросавой занимались подготовкой к работе над тем, что позднее стало фильмом «Дерсу Узала». Мои впечатления ограничились несколькими неделями этих подготовительных работ. Однако Мифуне предпочел не сниматься в этом фильме, а продолжить работу в телесериале, производившемся его компанией. Я стал членом съемочной группы Такао Саито. Саито был оператором Куросавы, работал над «Красной бородой» и т.д. Наиболее сильное влияние на меня оказал именно Саито, а также его профессиональный подход и художественное восприятие. Он научил меня ВИДЕТЬ.

Каково было работать с Ричардом Линчем (Richard Lynch) на «Мече и колдуне» (Sword and the Sorcerer)?

Это было чудесно и это вдохновляло. Ричард был чрезвычайно креативен. Он буквально сыпал идеями каждый день. Он тяжело работал, стараясь довести каждую сцену до совершенства. Ричард остается одним из самых собранных и профессиональных актеров, с которыми я когда-либо работал, очень одаренный, смелый артист. Снимать «Меч и колдун» было на самом деле крайне трудно, и на протяжении всего процесса меня искушало желание уйти, либо пугала перспектива быть уволенным. Ричард и Ли Хорсли (Lee Horsely) поддерживали меня.

В семи ваших фильмах есть персонаж по имени Брик Бардо (Brick Bardo) – например, в «Кукольном полицейском» (Dollman) или тот парень-кикбоксер в «Кровавом сговоре» (Bloodmatch) – почему?

Брик Бардо – это был псевдоним оператора по имени Джо Бардо (Joe Bardo). Джо очень помогал мне в начале карьеры и использование его имени – это как бы дань уважения. Плюс мне просто нравилось, как это имя звучит. Рик Бардо. В этом имени чувствуется отзвук поздних 50-х – ранних 60-х, вроде Тэба Хантера (Tab Hunter) или Рока Хадсона (Rock Hudson). Как персонаж Брик Бардо впервые стал гризером в духе 50-х [greasers – набриолиненные стиляги в 50-х гг. – прим. пер.] в «Радиоактивных грезах» (Radioactive Dreams), снятых мною в 1984 году.

Почему вы сняли так много фильмов о киборгах? Оказал ли «Бегущий по лезвию» большое влияние на вашу карьеру?

Хммм. Хороший вопрос. Не уверен. Это не было сознательным решением. Думаю, меня привлекло то, что этот подход позволял мне исследовать вопрос «что такое человек?» в контексте коммерческих боевиков. Пожалуй, это привело к возникновению проблемы в некотором роде, поскольку сделало боевик немного слишком необычным и запутанным. Сам же вопрос исследования человеческой природы затерялся в требованиях экшн-жанра. Я всегда старался придать киборгам некоторое стремление понять, кто они такие, зачем они существуют, какое значение имеет их существование, когда они сражаются, горят и кикбоксируют (смеется).

«Немезида» (Nemesis) - поразительный фильм, мой самый любимый из ваших… Вы делали раскадровку боевых сцен? Они изумительны… Как вы обычно работаете?

Никаких раскадровок. Никогда. Я работаю довольно органично, просто двигаюсь в том направлении, куда указывают мои внутренние импульсы и, главным образом, куда велят бюджет и временные ограничения! Я всегда называл свой стиль создания фильмов «эволюционным кинопроизводством». Я беру ограничения по бюджету и времени и стараюсь их растянуть так, чтобы удовлетворить своему видению. Я не пытаюсь бороться с ограничениями. Вместо того я плавно теку вместе с ними. Единственный фильм, где по моим ощущениям мой стиль натолкнулся на внешние неудачные обстоятельства – это «Часовой механизм» (Ticker). Я просто не мог справиться с финансированием производственного бюджета (меньше $600.000) и расписанием (11 съемочных дней). Я делал фильмы и в более короткие сроки, и с меньшими бюджетами, но вовлеченные компании и люди буквально изнурили меня. Например «После смерти» (Postmortem) с Чарли Шином был снят за девять дней, а «Обман» (Deceit) за три дня и я был удовлетворен творческим итогом каждого из них. Чарли, благодаря своим таланту и героизму, действительно обеспечил «После смерти» тот успех, который получил фильм. Он работал всего шесть дней и был вынужден делать 18-20 страниц или 15-16 сцен в день. Вау!
Что касается «Немезиды», сначала в главной роли задумывалась женщина и я обсуждал возможность исполнения роли Алекс с Меган Уорд (Megan Ward) («Аркада» (Arcade)). Я даже сделал фотосессию с Меган, загримированной под героиню. Эти снимки убедили Эша Шаха (Ash Shah) из Imperial Entertainment в том, что «Немезида» может иметь успех. Но у Imperial был контракт с французским кикбоксером, которого они пытались превратить в очередного Ван Дамма. [Оливье Грюнер – прим. пер.] Так что в обмен на финансирование Алекс стала мужчиной и из-за того, что французский кикбоксер ограниченно владел английским, сценарий был очень сильно переделан. История пострадала, но у меня был отличный каскадер Боб Браун (Bob Brown) и отважный оператор Джордж Мурадян (George Mooradian). Эти двое добавили действию эффектности.
В «Немезиде 2» главная роль была женской, но мне так никогда и не удалось уловить то, чем мог бы стать оригинальный фильм. В 1998 году я приступил к апгрейду оригинального фильма до версии 2.0, мы использовали цифровые эффекты, чтобы улучшить качество оригинальных кадров. Моя компания Filmwerks Digital успела подготовить 20 минут, когда Imperial Entertainment и их главный спонсор Scanbox обанкротились. Кстати, вы заметили Томаса Джейна (Thomas Jane) в «Немезиде»? Думаю, это была его первая или почти первая роль в кино. Уже тогда было очевидно, что он станет великим актером и звездой.

Вы несколько раз работали с Тимом Томерсоном (Tim Thomerson) и Николасом Гестом (Nicholas Guest)… Вам проще работать с актерами, которых вы уже использовали прежде?

Да, особенно при тех сжатых сроках и бюджетах, что мне обычно даются. Когда работаешь с актерами, с которыми уже есть совместный опыт, удается получить гораздо больше в смысле качества и исполнения сцены. И у Тима, и у Ника замечательное воображение и они много привносят в каждую роль. Я много работал с опытными и одаренными театральными актерами, такими как Норберт Уайссер (Norbert Weisser), Скот Паулин (Scott Paulin) и недавно умерший Брион Джеймс (Brion James). Мне действительно очень повезло с актерами, с которыми мне посчастливилось работать. От Тери Хэтчера (Teri Hatcher) («Вышиби мозги» (Brain Smasher)) до Рутгера Хауэра и Кристофера Ламберта. С каждым из них было замечательное творческое сотрудничество, и каждый поддерживал меня, не смотря на бюджетные и временные ограничения. Например, на съемках «Рыцарей» Крис Кристофферсон выполнял обязанности рабочего сцены, помогая маленькой съемочной группе на трудных локациях и водил фургон с актерами к и от места съемок. Изумительный актер и человек.
Мой нынешний проект «Холодный воздух» (HP Lovecraft's Cool Air) позволил мне работать с актрисой Уэнди Филипс (Wendy Phillips). Сотрудничать с ней было моей мечтой. Ее талант и энергия сделали «Холодный воздух» очень особенным фильмом. Также мне посчастливилось найти оператора, который в скором времени станет популярным… Джеймса Хагопьяна (James Hagopian). Какое у него видение!

Какой из ваших фильмов вам самому нравится больше всего и почему?

Наверное, фильмы, которые мне удалось реализовать лучше всего, это «Крутые стволы» (Mean Guns), «Обман», «Вышиби мозги» и «Искривленный вниз» (Down Twisted). Я люблю эти четыре фильма потому, что смог подобраться очень близко к моему видению того, как я хотел рассказать эти истории. Трудность, с которой я обычно сталкивался - это мои амбиции делать фильмы, сильно превосходящие имеющиеся бюджет и расписание. Но во время работы над этими четырьмя картинами у меня было надлежащее финансирование и творческая свобода, благодаря чему я работал лучше всего. Я многим обязан Стиву Фридману (Steve Friedman), главе Kings Road, умершему в 1986; а также Эшу Шаху, моему приятелю и товарищу-анархисту. Стив продюсировал фильмы «Последний киносеанс» (The Last Picture Show) и «Большой простак» (The Big Easy) помимо множества отличных картин, я многому у него научился. В Эше я словно нашел родственную душу. Эш занимался производством для Imperial Entertainment, а теперь возглавляет Silver Nitrate Entertainment.
Надеюсь, все, кто критикуют основную часть моих фильмов, имеют возможность посмотреть эти четыре картины. Это мои лучшие работы и я горжусь ими больше всего.
Кстати, «Обман» был снят, когда я переделывал досъемки для «Киборга». У меня получался приключенческий фильм для фанатов тяжелого металла. Очень темный. Очень пессимистичный. Руководство Cannon и Ван Дамм (с помощью своего закадычного друга Шелдона Леттича (Sheldon Lettich)) решили, что фильм должен развиваться в другом направлении. Были утверждены пересъемки. Я был так недоволен тем, что происходило, что задумал сделать маленький фильм. Я воспользовался пересъемками, чтобы поставить его. Я выбирал места для съемок «Киборга» таким образом, чтобы они удовлетворяли тому, что мне нужно в съемках «Обмана». Затем я договорился с командой, чтобы подготавливать съемочную площадку и освещение для сцен из «Киборга» таким образом, чтобы затем их можно было использовать для «Обмана». Съемочная группа и компании, предоставлявшие оборудование, хранили молчание. Бывали моменты, когда Ван Дамм и его дружбан Леттич удивлялись странному выбору локации и съемочной площадки. К счастью, никто не догадался, что мы готовим и снимаем еще один целый фильм. На следующий вечер после завершения съемок «Киборга» мы приступили к съемкам «Обмана» и работали на протяжении уикенда. Камеру, свет и прочее мы закончили использовать и вернули к понедельнику, и никто нас не раскусил. Фильм стоил $22.000. Каждая сцена была снята с одного дубля, поскольку у меня было меньше 13.000 футов пленки, а в итоге фильм получился длиной 10.000 футов. Возможности для ошибки не было, но актеры были на высоте.
Позже я продал права на «Обман» компании Menahem Golan и он оказался на полках видеомагазинов от Швейцарии до Гонконга.

Насчет «Кукольного полицейского». Трудно ли было снимать, учитывая, что главный герой был маленьким, и вам приходилось все время помнить о спецэффектах?

Трудно было из-за нехватки бюджета. Чарли Бэнд все тогда делал на малые средства. Так что большинство эффектов и комбинированных съемок тогда требовали настоящей находчивости и подготовки. Нам действительно нужно было достаточное финансирование, чтобы реализовать идею должным образом. Чарли очень хороший человек, но проблемы с бюджетом оказались чересчур жесткими, даже для 12-дневного расписания съемок. Например, однажды съемочной группе не заплатили и, чтобы работа продолжалась, во время ланча на съемочную площадку привезли наличность. Настолько было тяжко. Очень напряженная съемка с большой рассерженной командой. Хотя кастинг был отличным, работать с Сетом Грином (Seth Green), Питером Биллингсли (Peter Billingsly), Джоном ДеЛэнси (John DeLancie) и Доном было истинным удовольствием. [Пьюн перечисляет актеров, снимавшихся в «Аркаде», так что, скорее всего, имеется в виду Дон Старк (Don Stark) – прим. пер.] Другой трудностью было то, что у Чарли и меня были некоторые творческие разногласия относительно проекта, который я снимал сразу вслед за «Аркадой». Думаю, бюджет обоих фильмов был меньше $700 тыс. Чарли изначально представлял себе «Игрушечного полицейского» как уменьшившегося ученого, сражавшегося с насекомыми, наподобие диснеевского фильма с Риком Моранисом. У меня же был другой взгляд: более приближенная к реализму нуарная комедия, в центре которой должен был быть уменьшившийся крутой коп. Чарли подкупил мой тэглайн: «тринадцать дюймов с характером».

Вы видели фильм «Кукольный полицейский против кровожадных игрушек»? Что вы о нем думаете?

Нет, не видел.

Должно быть, было интересно работать одновременно со Стивеном Сигалом и Денисом Хоппером на «Часовом механизме» (Ticker)? Пожалуйста, расскажите о своих впечатлениях. 

Ну… об этом можно целую книгу написать! Собрать личностей вроде Сигала, Тома Сайзмора, Хоппера, Наса, Чилли и Джеми Пресли (Jaime Pressely) и попытаться снять боевик за 10 дней и $600.000. Вау. Это было поистине безумное решение. Одно из худших с моей стороны. Должен заметить, что все актеры, включая и Сигала, старались вовсю. Но все это было обречено с самого начала из-за споров между американским и зарубежным дистрибьюторами. Хоппер работал один день и был великолепен. Сайзмор тоже проявил себя настоящим профессионалом.
Сигал работал в течение шести из десяти съемочных дней. А он был в том переходном состоянии, когда звезда кинотеатров переходит в разряд кино для видео. Серьезное падение для любого актера, но для таких, как Стивен, в особенности. Думаю, его угнетала ненадежность положения.
В довершение всего я сильно простудился в начале съемок, что мешало мне так же, как и жесткие временные и финансовые ограничения. Кстати, Сигал действительно помог мне выздороветь с помощью трав и лекарств. Во многом Сигал – добрый и заботливый человек. Но у него есть саморазрушительная черта. Думаю, у многих из нас она есть.
Фильм оказался финансово успешным. Для Artisan он был вторым по прибыльности после «Ведьмы из Блэр» и получил награду от Ассоциации дилеров видео-продукции (VSDA) как лучший фильм года, снятый прямо на видео.
В 2001 году мы со Стивеном почти сделали фильм для Sony под названием Overkillers. Действие происходило в Китае пятнадцатого века и Стивен даже встречался с Чжан Ци И (Ziyi Zhang) насчет участия в этой картине. Но проект просто развалился, когда вышли «Сквозные ранения» (Exit Wounds) и Стивен поверил, что снова стал «студийной театральной звездой».

Киборг был снят с использованием декораций незаконченного фильма "Властелины Вселенной 2" (Masters of the Universe 2). Вы были как-то связаны с этим проектом? Что вы помните о съемках Киборга и о работе с Ван Даммом?

Киборг был продуктом того, что могло бы стать периодом карьерного сдвига в моей жизни. Я знал, что Cannon владели правами на «Человека-паука» и на сиквел "Властелинов Вселенной". Так же я знал, что срок прав на «Человека-паука» скоро должен был истечь. Я предложил Менахему Голану и Йораму Глобусу, что я сниму обе картины друг за другом в Северной Каролине (на студии Ди Лаурентиса (De Laurentiis) в Уилмингтоне). Cannon согласились. И я подобрал актеров на оба фильма. Не помню, кого мы выбрали на роль Питера Паркера, но знаменитый серфер, покорявший большие волны, Лэрд Гамильтон (Laird Hamilton) должен был играть Хи-мэна (вместо Дольфа Лундгрена).
Бруклинские декорации для Человека-паука были построены на студии Уилмингтон и у нас со Стэном Ли и Джо Каламари из Marvel было несколько продуктивных обсуждений. Я хотел использовать черный костюм Спайдер Мэна, но мне запретили. Сюжет основывался исключительно на оригинальной истории. Выделенный бюджет был самым большим для меня - $6 миллионов. "Властелины Вселенной 2" были основаны на моей собственной истории. Были заготовлены декорации и костюмы, актерский состав был полностью подобран. Было получено огромное количество различных разрешений от Mattel Toys, процесс согласования абсолютно всего с корпоративным гигантом был утомительным. Бюджет этого фильма был 4.5 миллиона долларов.
Идея была такой: сначала снимать "Человека-паука" в течение двух недель, ту часть истории Питера Паркера, когда его еще не укусил паук. Затем мы должны были шесть недель снимать "Властелинов 2". Актер, подобранный на роль Паркера, должен был пройти напряженный восьминедельный режим спортивных тренировок под руководством профессора по фитнесу из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (UCLA), доктора Эрика Стернлихта (Eric Sternlicht), чтобы накачать размер и мышечную массу. После съемок "Властелинов 2" мы должны были вернуться к "Человеку-пауку". За две недели до начала съемок оказалось, что Cannon вернула права Marvel, отменив сделку, а также обнаружилось, что они задолжали большую выплату за права Mattel. Из-за серьезных финансовых проблем, возникших у Cannon, сделки с Marvel и Mattel развалились! Не забывайте, это был 1988 год, когда рухнул рынок бросовых облигаций, обеспечивавший топливом подъем Cannon.
Потратив значительно более двух миллионов долларов на декорации, костюмы и прочие подготовительные работы, Cannon отчаянно искали способ возместить свои затраты. Я предложил снять фильм, в котором можно было бы использовать как можно больше из того, что было построено и заготовлено, и дополнительная стоимость которого была бы очень маленькой. За один уикенд я написал черновой вариант того, что позже стало «Киборгом» и позвал молодого актера, хотевшего стать автором сценариев, чтобы он навел глянец. Его звали Дон Майкл Пол (Don Michael Paul) и в дальнейшем он написал и снял «Ни жив, ни мертв» (Half Past Dead) и «Харли Дэвидсон и Ковбой Мальборо» (Harley Davidson and the Marlboro Man).
Я хотел, чтобы в фильме снимался Чак Норрис, поскольку у него был контракт с Cannon. Но вместо него Менахем предложил бельгийского кикбоксера, который только что исполнил главную роль в фильме «Кровавый спорт». Таким образом, Ван Дамм стал исполнителем главной роли. У него был столь сильный акцент, что нам пришлось изменить персонажа и из дезертировавшего десантника превратить его в то, чем был Гибсон. Это довольно сильно подпортило линию персонажей.
Что мне приходит в голову в первую очередь, когда я вспоминаю об этом фильме, это изнеможение. Разворот от подготовки и съемок «Человека-паука» и «Властелинов 2» был мучительным. Нам приходилось в короткое время придумывать способы использования того, что было построено и создано для двух различных фильмов. Насколько я помню, бюджет «Киборга» был меньше пятисот тысяч долларов, включая жалованье Ван Дамма. Снят он был за 24 дня основных съемок. В общем и целом, учитывая сумасшедшие обстоятельства, мои ожидания относительно успеха фильма были крайне низкими.

Каково было работать на Cannon?

Весело, захватывающе… дикая поездочка с пробивными парнями, как их называли. Необходимо было взаимодействовать с эклектичной смесью режиссеров, таких как Андрей Кончаловский и Тоб Хупер.

А что насчет Full Moon? Вы сделали для них «Аркаду» и «Кукольного полицейского»…

Мне нравится Чарли Бэнд. Но его финансовая модель и урезание на всем, что только возможно, несколько утомляли. Очень непростая обстановка и я не получил удовольствия от работы там.

Вы сняли несколько фильмов в высоком разрешении… Вы думаете, что за ним будущее кинематографа? Каковы доводы за и против работы с такими камерами?

Я считаю, что это отличный формат. Его единственные ограничения – это съемки при дневном свете (сложно) и съемки экшна. Необходимо применять повышенную осторожность. Но это очень раскрепощающий формат, который выглядит великолепно, если у вас есть время на то, чтобы очистить картинку во время процесса промежуточной оцифровки (Digital Intermediary process). И «Холодный воздух», и «Инфекция» были сняты с помощью технологии HD от Sony. Он позволял увеличить обзор и ускорить этап подготовки.

В «Крутых стволах» потрясающий экшн и в то же время много юмора… Вы думаете, для боевика важно быть смешным (то же можно сказать и о «Вышиби мозги»)?

Да, я всегда старался включить в фильм юмор. А как же иначе, учитывая какие чокнутые сценарии я экранизировал! Мое восприятие помогает увидеть мне юмор и иронию многих ситуаций в моих фильмах.

Что мы можем ожидать от «Крутых стволов 2»?

Фильм будет более мрачным, но и более веселым. Едкий комментарий о нашем мире и живущих в нем людях. Он о том, насколько далеко вы готовы зайти, пытаясь осуществить свою мечту. Чем вы пожертвуете? Своей душой? Кровавая бойня с адским вывертом. Мы приступаем к работе 16 июля.

Чьей идеей было использовать музыку в духе сальсы в первом фильме?

Моей. Я как-то обедал в ресторане здоровой пищи в Редондо Бич в Калифорнии и хозяин исполнял мамбо. Музыка по-настоящему завладела моим воображением, и я внезапно увидел насилие и драку, совершаемые в ритме мамбо. Я попросил у хозяина одолжить CD, и он отдал его мне. Таким образом мамбо попало в «Крутые стволы». И в конце фильма я выразил благодарность владельцу ресторана. Тони Рипаретти (Tony Riparetti), композитор, с которым я сотрудничаю уже долгое время, действительно уловил идею и осуществил ее. Одна из лучших его работ для кино.
Я всегда придавал большое значение музыке в фильмах. На самом деле, я снял первый музыкальный клип The Smithereens в 1985 году (Blood and Roses) и, если вы видели «В опасной близи» (Dangerously Close), «Искривленный вниз» или «Вышиби мозги», вы могли увидеть сильное влияние, которое оказывает музыка на темп и направление этих картин.

«Радиоактивные грезы» - второй любимый ваш фильм для меня… Это очень странное кино. Что привлекло вас к этому проекту? Как вы считаете, может ли подобный фильм быть снят сегодня? 

Нет, «Радиоактивные грезы» сегодня не стали бы делать. Они чересчур эксцентричны и странны. Даже в 1984 было нелегко их сделать. Я самостоятельно поднял бюджет, найдя одного инвестора. Он был застройщиком недвижимости в Сан Бернардино в Калифорнии. Думаю, он это сделал, сдавшись на мои упрямые уговоры на протяжении более чем года. Он много раз говорил «нет», а я продолжал слышать «да». Полагаю, я оптимист. Я верил в фильм и знал, что это будет уникальное кино, вслед за «Мечом и колдуном». Как бы то ни было, на половине производства финансирование иссякло.
Этот фильм стал первым из многих с шатким финансированием. Поскольку обычно я добывал бюджеты для своих картин самостоятельно, стало нормой, что независимые источники финансирования были совершенно ненадежными.
Я никогда не был наемным режиссером и отвергал большинство предложений. Так что я знал, во что влезаю, сотрудничая с миром независимого финансирования. Жаль только, что они так сильно повлияли на качество картин.
У меня было более двухсот человек актеров и съемочной команды на Гавайях, когда деньги кончились. Я не мог ни отправить их всех назад в Лос Анджелес, ни закончить фильм. Чем это все закончилось – безумная история. Что замечательного во всем этом было, так это актеры, которые приходили ко мне на пробы (Джадж Рейнхольд (Judge Reinhold), Клэнси Браун (Clancy Brown), Эрик Штольц (Eric Stoltz)) и то, что это свело меня с Джоном Стоквеллом (John Stockwell), которого я нанял для написания его первого сценария («В опасной близи»). Сейчас Джон – весьма успешный режиссер («Голубая волна» (Blue Crush)). [«Туристас» - его рук дело. – прим. пер.]
Много всего было в «Радиоактивных грезах» такого, что доставило мне удовольствие. Больше всего мне нравится музыка и звуковой монтаж.

«Капитан Америка» (Captain America) был сделан с маленьким бюджетом. Что вы думаете об этом проекте сейчас? Я, кстати, видел его в кинотеатрах здесь.

«Капитан Америка» был сделан БЕЗ бюджета. С самого начала это была катастрофа. Деньги, которые должны были финансировать картину, так никогда и не материализовались. Все время нас преследовали неоплаченные счета и члены съемочной группы, которым не заплатили. Хотя подбор актеров был отличным. Великолепные актеры делали все возможное в тяжелых и стесненных обстоятельствах. Эта картина была первой для новой компании Менахема Голана 21st Century. Это было после его ухода из Cannon и от постоянного партнера в течение долгого времени, Йорама Глобуса. Менахем был очень оптимистичным человеком и доверял инвесторам и банкирам, которые уверяли, что будут финансировать картину. Но они надули его. Достаточного финансирования так и не было. Нам хватило на то, чтобы снять начало картины (сцена в Италии, когда похищают мальчика) должным образом. Все остальное было снято, как попало, поскольку буквально не было надежного притока средств.
Продюсер, Том Карновски (Tom Karnowski), путешествовал в страны вроде Болгарии и Венгрии в поисках источников финансирования, которые, как нам сказали, должны были быть там. Иногда ему давали $5.000, но чаще не было ничего. Кое-как мы довели дело до конца, но было очень трудно и грустно, нам пришлось урезать сценарий и качество производства.
После того, что случилось с «Человеком-пауком», это было в высшей степени печально. Первоначальный сценарий был великолепным. Я знаю, что Стэн и Marvell тоже были полны энтузиазма. [Очевидно, имеется в виду Стэн Ли (Stan Lee), исполнительный продюсер фильма – прим. пер.] Очень плохо, что нам не удалось его экранизировать. Очень жаль, что фильм получил такую плохую репутацию. Я пытался приобрести права, чтобы переделать и выпустить усовершенствованную с помощью цифровых технологий версию в 2001 году, но MGM мне отказали. Думаю, я мог бы действительно улучшить фильм и приблизить его к тому, что мы задумывали в 1989.

перевод - mimoid


Комментариев нет:

Отправить комментарий